А я догадался, оптимистичные сограждане и унылые соотечественники, каким образом наша власть намерена спасать страну от мирового экономического кризиса, спровоцированного коронавирусом! Мы запутаем вирус и доллар так, чтобы вирус с пути в Украину сбился, а доллар наоборот, заблудился и к нам зашел.

Для этого Мининфраструктуры будет бороться с воровством на вокзалах, аэропортах и космических станциях. А Национальная полиция начнет продвигать мир на Донбассе, тем более, что у Арсена Авакова план мира есть, в отличие от МИДа, у которого и близко нет. Минэкономики и Минкультуры переходят в режим амеб: будут сливаться, а потом делиться, сливаться и делиться. А премьер-министр персонально озаботится улучшением условий для бизнеса и военных структур в аннексированном Крыму…

Абсурд и непонятки — наше кредо! Не знаю, как вирус, но многие украинцы уже запутались. Давайте разбираться.

Почему Денис Шмыгаль начал публичную карьеру с совершенно неуместного заявления о подаче воды в Крым? Ведь внешняя политика, тем более, в такой чувствительной сфере, как взаимоотношения с агрессором — это совсем не премьерского умища дело, а прерогатива президента Зеленского и уполномоченных им лиц.

Популярные статьи сейчас

Позавидуют даже дети Пугачевой: Киркоров оскандалился комнатой для сына, «Разве ребенку нужна такая…»

"Холостяк" Макс Михайлюк после скандала с изменой вывалил горькую правду: "Хотел оставить все, как есть, но..."

За сердце украинской «холостячки» поборется друг Зеленского: "Мишина, встречай!"

"Полностью освобождены от уплаты": пенсионерам сообщили радостную новость, что изменилось

Показать еще

Но понятно, что Владимир Зеленский и подбирающий ему кадры Андрей Ермак ищут единомышленников. Как минимум, по ключевых вопросам: немедленного рынка земли и мирного процесса на основе «минска». Ищут среди тех, кто вполне искренне убежден, что Донбасс нужно вернуть как можно быстрее, что нужно срочное урегулирование отношений с Россией, так как это же экономика, добрососедство и прочие пустопорожние затертые лозунги.

То есть, на собеседованиях будущий премьер наверняка услышал, что такое хорошо и что такое плохо, и выпущенный в эфир безо всякой подготовки, немедленно попытался прогнуться под начальство.

А поскольку политического опыта у него еще меньше, чем руководящего, то ляпнул то, чего говорить пока не следовало. И вынужден был коряво оправдываться, что, мол, подача воды в Крым предназначена исключительно гражданам Украины, а не России. Хотя ни вода, ни коронавирус паспортами не интересуются.

Складывается нехорошее впечатление, что ставший главным возле Зеленского Андрей Ермак и переживающий ренессанс Виктор Медведчук стоят на довольно сходных позициях. Только Медведчук имеет возможность делать и говорить то, что Ермак не может себе позволить. Отсюда и их сложные отношения, продиктованные тривиальной конкуренцией.

Совершенно очевидно, что возобновление работы Северо-Крымского канала весьма интересует Кремль. Во-первых, там хоть и хорохорятся, но признаки накатывающейся экологической катастрофы на Крым не видеть невозможно. Во-вторых, подача воды Украиной — решительный, если не решающий шаг в снятии европейских санкций против России, которые, в основном, наложены именно за аннексию Крыма.

Соответственно, решение «водяного вопроса» Кремль ставит в качестве одного из условий  дальнейшего продвижения в «нормандском формате». А Зеленский ведь постепенно, но неуклонно становится президентом одного обещания — мирного урегулирования на Донбассе, все остальное откровенно не складывается. Понятно, что это урегулирование не нагрянет сразу, поэтому мир на Донбассе еще как бы маячит впереди. И неотвратимо превращается в мир любой ценой.

Кстати, второе условие Кремля — это прямые переговоры с теми, кого Кремль назначил полномочными представителями самопровозглашенных «республик». А третье — «особый статус Донбасса» в Конституции Украины.

Что еще нужно для красиво оформленной капитуляции?

Получив по шапке за внешнюю политику, Шмыгаль сосредоточился на внутренней. И правительство объявило карантин в связи с уже пандемией коронавируса.

Карантин, снижающий риски тотального заражения — безусловно правильно. Одно только информирование население об угрозах уже снижает риск заражения примерно вдвое — люди начинают лучше выполнять правила гигиены и общения, и это сразу дает эффект. Но по опыту предыдущих эпидемий главным фактором все же оказывается мутируемость вируса, в том числе, и в сторону менее опасных штаммов.

Но карантин — это не только про инфекцию, это и про политику тоже. Под запрет, в частности, попадают массовые акции и собрания. Но вот Верховная Рада вроде бы продолжает работать. То есть, например, закон о рынке земле принять можно, а организовать митинг протеста против этого закона — нет. Как-то несимметрично получается.

С другой стороны, сейчас депутатам от оппозиции можно не блокировать президиум и ломать микрофоны, чтобы остановить рассмотрение неугодного законопроекта, достаточно подойти к трибуне и сухо покашлять. Посмотрим, насколько ответственно депутаты будут посещать зал под куполом, если среди них, не дай Бог, появится реально заболевший. Уж не говоря о выбытии из депутатов по самой бесспорной конституционной причине — смерти от коронавируса.

Честно говоря, новое правительство как-то не внушает уверенности в том, что оно способно эффективно противостоять надвигающимся на нас проблемам — что в медицине, что в экономике, где уже началось падение пирамиды ОВГЗ. А сам премьер Денис Шмыгаль выглядит типичным резюме-назначенцем, как и его предшественник. Для которых главное — запись в трудовой книжке и возможность указывать в резюме «занимал должность премьер-министра сорокамиллионной страны». Так что этот главный результат Шмыгаль уже получил, все остальное — как сложится.

Общество это чувствует, особенно, политикум. Поэтому неуклонно падает авторитет власти как таковой.

Обратите внимание: президента Зеленского не только не боятся, его даже не опасаются.

Например, Конституционный Суд поставил на поток отмену законов, принятых «Слугами». Причем, в решениях судей порой просматривается корпоративная заинтересованность, как в отношении недавно отмененной судебной реформы. А поначалу КС не рисковал связываться с 73-процентным президентом, вспомните решение о перевыборах Верховной Рады. Вот зачем президенту так необходим эффективный генпрокурор и прочие силовики!

Чем дальше, тем больше, Владимир Зеленский выглядит тем нефартовым теоретиком, который получил в наследство старую квартиру, бывшую коммуналку, в катастрофическом состоянии. И начитавшись Интернета, попытался сделать в ней ремонт своими силами, привлекая друзей и знакомых, не имеющих никакого отношения к строительству. В результате ситуация близка к катастрофе.

А начинать надо было с толкового дизайн-проекта, а потом нанимать бригаду профессиональных строителей-ремонтников. И только в этом случае каждый будет заниматься своим прямыми обязанностями, включая премьер-министра.

Александр Кочетков, аналитик и политтехнолог, специально для Политеки